Новости Форума 2024

Глава «Туризм.РФ» Сергей Суханов рассказал об инвестициях в курорты и сроках их строительства

Правительство рассчитывает, что к 2030 году доля туризма в ВВП России увеличится до 5% с 2,8% в 2023 году. Этого планируется достичь в том числе за счет реализации новых инвестпроектов, включая строительство отелей, курортов, парков развлечений. Гендиректор государственного АО «Корпорация "Туризм.РФ"» Сергей Суханов рассказал “Ъ”, какие меры помогут сделать сектор более привлекательным для частных вложений и что власти могут предложить инвесторам.

— В мае вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко называл общий объем инвестиций в туриндустрию — 1,3 трлн руб. Сколько проектов сейчас реализует «Туризм.РФ»?

— У нас в портфеле 101 проект общей стоимостью около 500 млрд руб., из них 65 млрд руб.— прямые инвестиции «Туризм.РФ». С начала года мы приступили к реализации 28 проектов с суммарным объемом вложений из различных источников в 250 млрд руб. Они предполагают строительство 8,5 тыс. номеров. Один проект по строительству отеля в Омске совместно с Cosmos Hotel Group мы уже завершили. Еще шесть проектов сейчас на стадии строительно-монтажных работ.

— По каким критериям выбираются проекты?

— С начала нашей деятельности, за два с небольшим года, к нам поступило 800 различных инвестпроектов. Они были проверены через внутреннюю скоринг-модель, в которую входит около 100 различных критериев, включая оценку экономической целесообразности, обеспечение проекта земельными участками, ресурсами и прочее. Если после этого проект получает положительное заключение, мы вместе с инвесторами начинаем работу над соглашением и корпоративными документами.

— «Туризм.РФ» выступает совладельцем проектных компаний, но везде доля разная. От чего это зависит?

— «Туризм.РФ» — часть государственного механизма поддержки бизнеса, федеральные деньги через корпорацию попадают в уставный капитал специальных проектных компаний. То есть это средства, которые запрашивает от нас инвестор для финансирования проекта. Это может быть и 25%, и 49,9%, но мы не переходим мажоритарную границу, партнерства должны быть сбалансированы. Инвестор также вкладывает свои средства в уставный капитал проектной компании. Средства «Туризм.РФ» — только одна из мер поддержки. Кроме нас существуют и другие источники. Это, в частности, сниженная ставка по банковским кредитам, субсидирование которой курирует Минэкономики, а также субсидии регионам на строительство обеспечивающей инфраструктуры, предоставлением которых занимается Минстрой.

— Каким объемом средств в целом располагает госкорпорация, он лимитирован?

— Да, финансирование заложено в рамках первого федерального проекта в составе нацпроекта по развитию туризма. Там же прописаны вложения в субсидирование кредитов и строительство инфраструктуры в регионах в целом. В 2018 году было выделено, например, 3,7 млрд руб., в 2022 году — 67,7 млрд руб., в 2023 году — уже 100 млрд руб. Это комплексные меры, они не ограничиваются только участием «Туризм.РФ» в уставном капитале компаний.

— Как будут реализовываться доли «Туризм.РФ» в проектных компаниях?

— Наше с инвестором партнерство предполагает формирование определенных взаимных преференций и обязательств. Одна из мер — обратный выкуп доли корпорации частным инвестором после ввода объекта в эксплуатацию. Право приоритетного выкупа сохраняется за ним с этого момента в течение трех лет. Если этого не происходит через три года, то «Туризм.РФ» получает право продать эту долю на рынке. Например, по нашему первому проекту с Cosmos Hotel Group у компании право приоритетного выкупа нашей доли сохраняется до 2027 года.

— Если выкуп не состоится, то будут торги?

— Да, если по каким-то причинам инвестор не сможет этого сделать. У нас нет цели оставаться в проекте. Нам необходимо реализовать свою долю инвестору или в рынок и реинвестировать полученные деньги в другой проект. Таким образом господдержку сможет получить большее число объектов.

— Но процедура торгов иногда идет долго, объекты не всегда удается продать с первого раза.

— Все наши проекты имеют устойчивые финансово-экономические модели и, даже оставаясь какое-то время у нас на балансе, будут приносить доход.

— У вас есть проблемные проекты, в которых не началось строительство или пришлось пересчитывать смету?

— Создание любого проекта, особенно ведение строительства в течение длительного периода, всегда сталкивается со множеством неизвестных. Это и вопросы в части ценообразования и другие факторы. Мы тщательно отбираем проекты и ведем подготовительные работы, закладывая возможные негативные предпосылки. Запас прочности показывают стресс-тесты.

— Не все застройщики ответственно подходят к делу и не выходят на стройку в срок. Для них предусмотрены санкции?

— Таких случаев у нас пока не было, но они возможны. На стадии практической реализации мы подписываем договор, где зафиксированы все правила ведения бизнеса, и опционное соглашение, где формируют встречные обязательства.

Госкорпорация оказывает поддержку в части финансирования, кредитования и субсидирования инфраструктуры, инвестор обязуется в установленный срок осуществлять свою часть финансирования в оговоренном объеме, достроить объект и ввести его в эксплуатацию.

Если инвестор перестает выполнять обязательства, то по опционному соглашению у него есть шесть месяцев на исправление ситуации.

Если этого не происходит, то управление проектом берет на себя корпорация. После этого инвестор в течение определенного времени может вернуться на прежних условиях. Если не происходит и этого, то «Туризм.РФ» привлекает нового партнера.

— Обязательства по завершению берет на себя корпорация?

— Да, проект в любом случае будет завершен. В этом есть смысл, чтобы избежать появления долгостроев. Раньше нередко возникали ситуации, когда инвесторы начинали свою деятельность, но не могли довести ее до завершения.

— Всегда ли участие «Туризм.РФ» в проекте предполагает получение льготного кредитования и субсидии?

— Субсидирование процентной ставки по кредитам — общая мера господдержки для рынка. Что же касается субсидии на инфраструктуру, то ее выдают под крупные проекты и большие туристические территории, которые планируется развивать. Весь комплекс мер мы используем для повышения экономической устойчивости проектов, сокращения срока возврата средств.

— Проходят ли экспертизу сметы строительных работ?

— Да, это обязательство: проекты, реализуемые с привлечением «Туризм.РФ», обязательно получают заключение Главгосэкспертизы. Она подтверждает не только все инженерные и технические решения, но и достоверность сметной стоимости.

— А если сметную стоимость потребуется скорректировать? С этим в 2022 году столкнулись многие проекты.

— Изначально закладываются определенные коэффициенты.

Жизненный цикл крупных объектов в строительстве составляет три года и более. За это время, конечно, многое может поменяться.

Если потребуется корректировка — будет отдельное обращение в Главгосэкспертизу.

— Насколько меры господдержки, на ваш взгляд, повышают маржинальность проектов, например, строительство отеля?

— До введения комплексных мер господдержки средний срок окупаемости составлял 20 лет и более, сейчас меньше — примерно 12 лет. То есть эффективность повышается в два раза.

— Когда начнутся аукционы по продаже инвестиционных лотов в крупных проектах, для которых госкорпорация разрабатывала мастер-планы?

— С начала нашей деятельности подготовлено 11 мастер-планов, половина проектов уже реализуется с крупными инвесторами. Четыре последних сейчас готовы представить инвесторам на конкурс: это «Долина Айна» на Сахалине (2,6 тыс. номеров, 18 инвестиционных лотов), «Байкальская слобода» в 23 км от Байкала (3,5 тыс. номеров и 27 лотов), «Белокуриха горная» в Алтайском крае (1,16 тыс. номеров и 6 лотов), «Казань марина» в Лаишево (1,25 тыс. номеров и 9 лотов). Всего 60 лотов, каждый из которых представляет собой отдельно взятый проект. Интерес к ним большой: некоторые проекты уже подписаны с инвесторами, по некоторым мы ведем переговоры, остальные в этом году будут предложены рынку.

— А если не будет интересантов на тот или иной лот? Например, Краснодарским краем интересуются многие, а на Сахалине традиционно пул инвесторов ограничен.

— Как раз Сахалин достаточно популярен у инвесторов, сейчас мы работаем над тем, сколько лотов они возьмут. Рисков в части спроса мы не видим. Прежде чем локации были определены, проходили большие маркетинговые исследования. Они включали существующий интерес к территории, возможность добраться до нее, посетить традиционные места притяжения.

— Прописаны ли дальнейшие шаги, если торги по привлечению инвесторов тех или иных крупных проектов будут признаны несостоявшимися?

— «Туризм.РФ» может приступить к реализации самостоятельно. У нас есть задача не разрывать проект, а запускать проект комплексно: например, все гостиницы должны начинать работать одновременно, тогда территория будет востребована и не будет вызывать раздражения у туристов.

Если рядом с работающим отелем будет идти активная стройка, это мало кому понравится.

— Вызывает ли проект «Новая Анапа», который власти, курирующие туризм, называют флагманским, повышенный спрос у инвесторов?

— Все проекты пользуются успехом, в том числе и флагманский — «Новая Анапа». На самом деле, в будущем это будет грандиозный курорт. Мы работаем над мастер-планом с властями региона и должны закончить его в 2024 году. Но несмотря на то, что мастер-план еще не закончен, 25 крупных федеральных и региональных инвесторов уже проявили к нему интерес. Проект, как известно, поддержан президентом, в правительстве для его реализации создана профильная комиссия во главе с нашим куратором, вице-премьером Дмитрием Чернышенко. Суммарно в Анапе появится 15 тыс. гостиничных номеров и хорошо развитая инфраструктура.

— Как определяются проекты, где вы сразу можете договориться с инвестором, а где должны действовать через аукцион?

— У нас есть 44 проекта, с которыми инвесторы пришли к нам сами. У них был уже либо перспективный земельный участок, либо намерение что-то построить. Они были готовы войти в кооперацию с нами на старте. Есть крупные проекты, в которые инвесторы привлекались еще на этапе разработки мастер-планов. Например, курорт «Лаго-Наки» изначально разрабатывался с Mantera Group, она же занимается его реализацией. Треть проектов мы инициировали, разработали и просчитали сами: их мы предлагаем рынку для участия.

— В проектах участвуют в основном крупные инвесторы?

— На них приходится 50% объектов, 30% — у средних, 20% — у малых. Мы стараемся сделать предложения для различного бизнеса: ни одна структура не может взять на себя масштабный проект целиком. Развитием небольших магазинов, ресторанов, кафе, иных сервисов лучше заниматься малому бизнесу.

— Крупных инвесторов в туристическую инфраструктуру не так много, все они работают на рынке давно. Но есть бизнесы с капиталом, которые пока не вовлечены в эту индустрию. Перед вами стоит задача работать с ними или это не нужно?

— В первую очередь мы, конечно, заинтересованы в крупных, профильных инвесторах. У них уже есть свои компании, возможность подходить к реализации более профессионально. Но сейчас развитие туристической инфраструктуры — глобальный тренд. Раньше многие структуры не обращали на нее внимание из-за низкой эффективности и высоких сроков окупаемости.

— Что отпугивает инвесторов?

— Традиционно, есть четыре основных фактора: макроэкономическая конъюнктура, ключевая ставка ЦБ, влияющая на процентные ставки коммерческих банков, и уход международных гостиничных операторов. Первые три фактора нивелируют меры господдержки, с четвертым справятся российские гостиничные сети за счет расширения своего бизнеса.

— Многие инвесторы создают для отелей собственные управляющие компании. Это не решение проблемы?

— Примеров много, есть Mantera Group и «Васта дискавери». Но в целом это разный бизнес: существуют инвестиции на создание проектов и на управление ими.

— Есть ли территории, по которым пока планируется разработка мастер-планов?

— Да, это «Белая дюна» в Калининградской области, где предполагаются 10,5 тыс. новых номеров. Сейчас мы работаем по нему с правительством области. В Ярославской области есть проект «Ярославская ривьера».

— Как отбираются территории?

— Этот процесс стандартизирован, в рамках него мы сотрудничаем с регионами. Сейчас есть 62 соглашения с субъектами РФ: подбираем территории, вблизи которых находятся либо традиционные точки притяжения, либо новые магниты, привлекающие туристов. Например, «Байкальска слобода» располагается рядом с Байкалом. Трудно найти человека, который не хотел бы побывать на озере: это уже понятная локация. А вот «Казань марина» находится в Лаишево, на Камском море, откуда открываются большие возможности для путешествий по нашим рекам и развития водного туризма в целом. Потенциал туристического потока сейчас очень большой.

— Был анонсирован еще один крупный проект — развитие побережья Каспийского моря в Дагестане. Почему его реализация поручена другой госкорпорации — «Кавказ.РФ»?

— Потому что эта корпорация специализируется на развитии территорий Кавказа. Но жесткого разделения у нас нет. «Туризм.РФ» может реализовывать и собственные объекты в регионе.

— Федеральный проект «Пять морей и озеро Байкал» предполагает создание курорта, в частности, на Азовском море. Там уже есть перспективные площадки?

— Инвесторы проявляют интерес к Азовскому морю, это один из привлекательных регионов для туризма. Но инициативы пока в достаточной степени не проработаны.

— Какие целевые показатели поставлены перед «Туризм.РФ»?

— К 2030 году нам нужно создать 43 тыс. комфортабельных номеров разных категорий.

— Есть ли требования в части прибыльности?

— Все наши проекты предполагают высокую окупаемость, показатели тщательно просчитываются на старте. Реализацией убыточных проектов мы не занимаемся.

— С момента основания «Туризм.РФ» на рынке часто сравнивают госкорпорацию с ГК «Олимпстрой». В чем основные сходства и различия?

— Это не совсем корректное сравнение, хотя похожие направления есть. «Туризм.РФ» работает в трех основных направлениях: развитие территорий, работа с инвесторами, осуществление господдержки. С ГК «Олимпстрой» мы действительно соприкасаемся в части девелопмента и строительства объектов. Остальные сферы разные, но накопленный при подготовке и проведении Олимпийских игр в Сочи опыт учитывается.

— Опыт был не только позитивным — не все кредиты на объекты в Сочи инвесторы смогли вернуть в оговоренные сроки, некоторые подрядчики были вынуждены уйти с рынка. Ошибки тоже учитываются?

— Здесь нет просто ответа, государство приняло на себя обязанность за семь лет создать лучшую инфраструктуру для проведения Олимпиады. Это колоссальная задача, с которой власти справились. Были проблемы с подрядными организациями, которые не всегда адекватно взвешивали свои силы. Но главное в том, что инфраструктура в итоге была реализована и наследие Олимпиады прекрасно работает, объекты востребованы и любимы гражданами. Существующая у нас система отбора проектов сейчас включает в себя весь этот опыт и все возможные негативные предпосылки..

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/6744879